Крымскотатарский Ресурсный Центр

Юридическая квалификация депортации крымскотатарского народа как международного преступления против коренного народа

Правовая квалификация принудительной депортации этнической группы из местности ее традиционного проживания стала крайне актуальной в силу ужасающих деяний отдельных государств в течение ХХ века. В частности такой стала политика СССР и современной РФ, как нового перевоплощения российского империализма, по отношению к крымскотатарскому народу.

Депортации этнических групп советской властью признавались преступлением в нормативных актах СССР последних лет его существования, факты незаконной депортации этнических групп советской властью неоднократно становились предметом правотворческой активности в Украине начиная с 1992 г. Позже, депортация крымскотатарского народа была признана геноцидом парламентским постановлением Верховной Рады Украины от 12 ноября 2015 г. № 792-VIII.

После распада СССР отдельные межгосударственные соглашения на постсоветском пространстве также возвращались к вопросу квалификации депортации как преступления. Это Соглашение по вопросам, связанным с восстановлением прав депортированных лиц, национальных меньшинств и народов от 9 октября 1992 г. и действующие поныне Соглашение между правительствами Украины и Узбекистана о сотрудничестве по добровольному организованному возвращению депортированных лиц, национальных меньшинств и народов в Украину от 20 февраля 1993 г.

Международное гуманитарное право, безусловно, считает насильственную депортацию гражданского населения международным преступлением. Еще в ст. 23 Кодекса Либера 1863 г. содержался запрет силового изгнания гражданского населения в «отдаленные районы». Упоминание о принудительном переселении (депортации) как о военном преступлении содержалось в Лондонской (Сент-Джеймской) декларации 1942 г. антигитлеровской коалиции и ст. 6 «с» Устава Международного военного трибунала 1945 г.; в приговоре Нюрнбергского трибунала содержится ссылка на депортацию населения оккупированных территорий, присоединенных к Германии властью этого государства, как на международное преступление.

Возникает вопрос об охвате насильственных депортаций ст. 2 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. Указанный состав преступления прямо не предусматривает депортацию как форму геноцида; для квалификации депортации геноцидом необходимо доказать как минимум намерение организаторов такой депортации на полное или частичное уничтожение соответствующей этнической группы в результате депортации и прямо связанных с ней процессов. Тезис о необходимости доказывания умысла организаторов депортации, в частности, содержали в п. 214 предварительный доклад «Связанные с правами человека аспекты перемещения населения, включая размещение поселенцев» Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите прав меньшинств Комиссии по правам человека ООН от 6 июля 1993 г. E/CN.4/Sub.2/1993/17 и в п. 23 – одноименный предварительный доклад ООН от 30 июня 1994 г. E/CN.4/Sub.2/1994/18.

Авторы указанного доклада ООН 1993 г. отмечали, что общие последствия переселений совпадают с последствиями этноцида, для которых характерна причастность государства к уничтожению жизненно важных элементов либо ресурсов любого отдельного населения, народа или нации, к узурпации контроля над этими элементами, вплоть до их полного уничтожения (п. 100) и что «совокупные последствия перемещения населения могут подпадать под одно или несколько определений геноцида» (п. 101 доклада). В п. 215 доклада 1993 г. указывалось, что понимание правительством деструктивных последствий перемещения для соответствующей группы и одновременно с этим продолжение участия в осуществлении такой практики либо неспособность принять меры по ее предотвращению «лишает всякой силы аргументы об отсутствии намерения, предъявляемых правительством».

Характерно, что констатируя в п. 211, что некоторые из случаев перемещения населения в ХХ в. подпадали под определение геноцида, предложенное конвенцией 1948 г., авторы этого доклада ООН 1993 г. ссылались именно на примеры по принудительному переселения населения властью СССР в 1941-1952 гг.

Резолюция указанной Подкомиссии от 28 августа 1997 г. 1997/29 «Свобода передвижения и перемещения населения», одобренная по итогам приведенных докладов 1993-1997 гг., констатировала, что практики насильственных изгнаний, массовых переселений и депортаций, насильственного обмена населением, неправомерной эвакуации, «этнических чисток» и др. являются формами насильственных переселений, которые могут происходить как между государствами, так и на внутригосударственном уровне, не только лишают такое население права на свободу передвижения, но и угрожают миру и безопасности государств.

Указанные процессы в учреждениях ООН повлияли на кодификацию международного уголовного права, воплощенную в ст. 7 и 8 Римского статута Международного уголовного суда 1998 г. Таким образом депортация групп населения, в зависимости от обстоятельств его совершения, рассматривается современным международным правом как преступление против человечности либо как военное преступление, отличное от геноцида. Депортация же советской властью этнических групп, может в общем случае квалифицироваться как преступление против человечности, отличное от геноцида. Например, трудно представить что СССР, депортируя из Крыма в 1944 г. этнических армян, имел целью уничтожение этой этнической группы (ведь в отношении армян, проживавших в то время в Армянской ССР и в других регионах СССР никаких специальных ограничений в правах советская власть ни в 1944 г., ни позже не установила).

Вместе с тем, именно депортация крымскотатарского народа должна квалифицироваться именно как геноцид – в условиях доказательства умысла советской власти осуществить полное либо частичное уничтожение соответствующей этнической группы как коренного народа, лишив его исторической Родины и уничтожив до того во время длительных репрессий 1920-1930 гг. его национальную элиту.

Конвенция о неприменении срока давности к военным преступлениям либо преступлениям против человечности 1968 г., среди прочих ратифицированная Украинской ССР 25 марта 1969 г. в ст. 1 предусматривает неприменение срока давности к серьезным нарушениям Женевских конвенций 1949 г. и к военным преступлениям и преступлениям против человечности, предусмотренных в Уставе Международного Нюрнбергского военного трибунала, а также к фактам «изгнания в результате вооруженного нападения или оккупации» и отдельно – к фактам геноцида. В соответствии с требованиями Конвенции 1968 г. и ч. 5 ст. 49 УК Украины возможность уголовного производства по фактам любых депортаций по этническому признаку не зависит от сроков, прошедших с периода соответствующих событий.

Кроме того, преступление депортации, как формы принудительного переселения нельзя считать завершенным после завершения процесса самого принудительного переселения. Само нахождение депортированного населения в местах, куда они были принудительно переселены, без обеспечения возможности возвращения представителей такого населения по их желанию на территории предыдущего, традиционного проживания является логическим продолжением принудительного переселения, объединенным с таким переселением единым умыслом и целью.

Часть крымскотатарского народа и других депортированных этнических групп до сих пор проживает в Центральной Азии; противодействие их возвращению на историческую Родину последовательно осуществлялась властью СССР в различных формах с 1944 г. по 1988 г.; начиная с марта 2014 г. такое противодействие осуществляется властями РФ на оккупированных территориях Украины. Многочисленными в 2014-2016 г. стали факты повторной депортации, когда крымским татарам органы власти РФ запрещают въезд в Крым, либо путем фабрикации уголовных дел, «противодействия экстремизму» и «борьбы с терроризмом» создают условия для их выезда из полуострова для спасения собственных жизни и свободы.

Итак, депортация крымскотатарского народа как коренного народа с его исторической родины в Крыму является до сих пор не завершенным (длящимся) международным преступлением, не имеющим срока давности. Украина имеет надлежащую материальную и процессуальную юрисдикцию для его расследования и окончательной квалификации; юридическое признание этой депортации геноцидом станет окончательным после вступления в силу соответствующего решения компетентного суда. В условиях длящейся оккупации Крыма Россией, необходимо содействие соответствующему уголовному расследованию украинской власти со стороны международного сообщества, учреждений и структур ООН, Международного уголовного суда, правозащитных структур, исторических институтов, представительных и общественных структур крымскотатарского народа и других коренных народов мира.

Борис Бабин, эксперт Крымскотатарского Ресурсного Центра, профессор, babinb@ukr.net

 

Анализ нарушений прав человека в оккупированном Крыму за август 2021 (презентация)

Крымскотатарский Ресурсный Центр представляет анализ нарушений прав человека в оккупированном Крыму за август 2021 года. По данным организации, за отчетный период зафиксировано 15 задержаний, 29 арестов, 5 обысков, 15 случаев допросов, опросов и «бесед». Зафиксировано 30 случаев нарушения права на справедливый суд. Известно о 10 случаях нарушения права на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.

10 сентября 2021

Заявление КРЦ в связи с массовыми обысками и задержаниями крымских татар 3 и 4 сентября 2021 в оккупированном Крыму

В пятницу, 03 сентября, российские силовики провели обыски в доме крымского татарина Эльдара Одаманова и крымскотатарского активиста Асана Ахтемова в г. Симферополь. Ночью, в субботу, 04 Сентября обыски были проведены в доме Азиза Ахтемова и Первого заместителя Председателя Меджлиса крымскотатарского народа Наримана Джелялова в с. Первомайское Симферопольского района и Шевкета Усеинова в г. Евпатория.

8 сентября 2021

«Крымская платформа»: шаг вперед

В понедельник, 23 августа, в Киеве состоялся учредительный саммит «Крымской платформы». В мероприятии приняли участие 46 делегаций из разных стран мира и представители международных организаций.

2 сентября 2021

Заявление Крымскотатарского Ресурсного Центра в связи с массовыми обысками и арестами крымскотатарских активистов 17 августа 2021 в оккупированном Крыму

Во вторник, 17 августа, российские силовики провели обыски в пяти домах крымских татар в Бахчисарайском, Симферопольском, и Севастопольском районах Крыма.

24 августа 2021

Заявление КРЦ в связи с «приговором» фигурантам «дела Хизб ут-Тахрир» от 10 июня 2019

16 августа 2021 в Южном окружном военном суде Ростова-на-Дону прошло заключительное «судебное заседание» по «делу Хизб ут-Тахрир». Ленуру Халилову, Руслану Месутову, Руслану Нагаеву, Эльдару Кантемирову объявили «приговор».

16 августа 2021

Анализ нарушений прав человека в оккупированном Крыму за июль 2021 (презентация)

Крымскотатарский Ресурсный Центр представляет анализ нарушений прав человека в оккупированном Крыму за июль 2021 года. По данным организации, за отчетный период зафиксировано 9 арестов, 2 обыски, 2 штрафа. Зафиксировано 30 случаев нарушения права на справедливый суд. Известно о 16 случаях нарушения права на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.

11 августа 2021

Анализ нарушений прав человека в оккупированном Крыму за І полугодие 2021 года (презентация)

Крымскотатарский Ресурсный Центр представил анализ нарушений прав человека в оккупированном Крыму за I полугодие 2021 года. По данным организации, за отчетный период российские силовики провели 32 обыска, 156 задержаний/удержаний и 41 допрос, опрос и «беседу». Общее количество арестов за первые шесть месяцев текущего года составляет 96: 14 – новые аресты, 55 – продления срока содержания под стражей, приговоры - 27. Зафиксировано 205 случаев нарушения права на справедливый суд, 90 – на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья. Также зафиксировано 36 случаев этапирований политзаключенных Крыма. Штрафы выносили 28 раз. Большая часть нарушений со стороны оккупантов приходится на представителей коренного крымскотатарского народа. Такая практика приобрела на полуострове системный характер.

21 июля 2021

Крым: от обезвоживания к наводнениям

Светлана Бойченко, доктор географических наук, доцент Евгений Хлобыстов, доктор экономических наук, профессор

17 июля 2021

Анализ нарушений прав человека в оккупированном Крыму за июнь 2021 года (презентация)

Крымскотатарский Ресурсный Центр представляет анализ нарушений прав человека в оккупированном Крыму за июнь 2021 года. По данным организации, за отчетный период зафиксировано 2 задержания, 2 случая допросов, опросов и "бесед". Общее количество арестов в июне составляет 24. Зафиксировано 28 случаев нарушения права на справедливый суд. Известно о 7 случаях нарушения права на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.

10 июля 2021

В Ялте ввели режим чрезвычайной ситуации

В пятницу, 18 июня, в оккупированном Крыму, в Ялте ввели режим чрезвычайной ситуации из-за большого количества осадков. Об этом сообщила "глава" администрации Ялты Янина Павленко на своей странице в Facebook.

18 июня 2021

Анализ нарушений прав человека в оккупированном Крыму за май 2021 года (презентация)

Крымскотатарский Ресурсный Центр представляет анализ нарушений прав человека в оккупированном Крыму за май 2021 года. По данным организации, за отчетный период зафиксировано 4 обыска, 2 задержания, 6 случаев допросов, опросов и "бесед". Общее количество арестов в мае составляет 3. Зафиксировано 29 случаев нарушения права на справедливый суд. Известно о 7 случаях нарушения права на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.

10 июня 2021

Экологическая ситуация в Крыму по состоянию на 2020 год

Эксперты Крымскотатарского Ресурсного Центра представляют исследование на тему: "Особенности изменений климата, экологической ситуации и состояние эколого-климатического мониторинга на территории оккупированного Крыма за период 2015-2020 гг."

31 мая 2021

КРЦ начинает кампанию "Нет геноциду!" к 77-й годовщине геноцида крымскотатарского народа

Крымскотатарский Ресурсный Центр начинает информационную кампанию "Нет геноциду!", посвященную 77-й годовщине геноцида крымскотатарского народа. Призываем каждого неравнодушного стать частью информационной кампании.

31 мая 2021

"Динамика остается негативной" - эксперты КРЦ об экологической ситуации в Крыму

В понедельник, 31 мая, эксперты Крымскотатарского Ресурсного Центра в онлайн-формате представили исследование на тему: "Особенности изменений климата, экологической ситуации и состояние эколого-климатического мониторинга на территории оккупированного Крыма за период 2015-2020 гг." По словам спикеров, динамика на полуострове остается отрицательной.

31 мая 2021

Экологическая ситуация в Крыму по состоянию на 2020 год

Эксперты Крымскотатарского Ресурсного Центра представляют исследование на тему: "Особенности изменений климата, экологической ситуации и состояние эколого-климатического мониторинга на территории оккупированного Крыма за период 2015-2020 гг."

31 мая 2021

КРЦ направил отчет Специальному докладчику ООН по вопросам прав на свободу мирных собраний и ассоциаций

Крымскотатарский Ресурсный Центр направил отчет Специальному докладчику ООН по вопросам прав на свободу мирных собраний и ассоциаций Клеману Ньялетсосси Вулю на тему "Крым: изменение климата и право на мирные собрания и свободу ассоциаций".

31 мая 2021

В оккупированном Крыму зафиксировали факт незаконной вырубки зеленых насаждений

В оккупированном Крыму зафиксировали факт незаконной вырубки зеленых насаждений на территории Судакского лесничества. Ущерб, нанесенный окружающей среде, превысил 3,4 млн рублей. Об этом сообщает пресс-служба "прокуратуры" полуострова.

24 мая 2021

Наблюдается сокращение площади водного зеркала для всех крупных водоемов Крымского полуострова - КРЦ

В четверг, 20 мая в 16-00, эксперты Крымскотатарского Ресурсного Центра в онлайн-формате представили результаты мониторинга водных ресурсов Крыма по данным спутниковой съемки за период с ноября 2020 по апрель 2021. По данным организации было выявлено сокращение водного зеркала почти всех водных объектов в среднем на 33%.

21 мая 2021

Результаты мониторинга водных ресурсов Крыма по данным спутниковой съемки

Эксперты Крымскотатарского Ресурсного Центра представляют результаты мониторинга водных ресурсов Крыма по данным спутниковой съемки за период с ноября 2020 года до апреля 2021.

20 мая 2021