Крымскотатарский Ресурсный Центр

Борис Бабин: Россия и коммунистический Китай пытаются изменить мировой порядок

29 июля 2021

Эксперт Крымскотатарского Ресурсного Центра Борис Бабин на ХХІ сессии Крымского дискуссионного клуба на тему «Украинско-китайское сотрудничество и деоккупация Крыма» заявил, что сейчас в Украину проникает вирус идеологии коммунистического Китая. Это очень опасно для Украины, даже в сравнении с российской идеологией.

Выступление

Я бы хотел согласиться с сегодняшними выступающими, что есть очень много вопросов, связанных с внутренней и внешней политикой современного коммунистического Китая. Основная проблема - не Китай, как таковой, а коммунистический режим в Китае. Нам необходимо понимать и иметь общий подход к международной ситуации, где Китай и Россия - два государства, где очень сильно развит тоталитаризм, авторитаризм и империализм, а также страны, которые имеют не только прошлое - коммунистическое и социалистическое - но и настоящее. И об этом нужно постоянно говорить.

Сегодня у нас есть новое заявление от господина Караганова - это российский идеолог, один из основных идеологов Путина - о том, что Россия сегодня является сателлитом Китая в мировой конфронтации с миром. Это официальная политика Российской Федерации и также внедрена на оккупированных Россией территориях. И мы должны помнить, что в реальности Россия и коммунистический Китай пытаются изменить мировой порядок даже в том, что касается юридических вопросов.

Я хочу напомнить о так называемой Шанхайской конвенции, которую подписали эти страны, направленную на международную криминализацию и запрет так называемого экстремизма на международном уровне. Они не говорят о терроризме, они не говорят о насильственном экстремизме, а в принципе, о какой-либо деятельности, которая не поддерживает существующую власть в той или иной стране. И это общая позиция и России, и Китая.

Если говорить о России, то это политика, которая реализуется в оккупированном Крыму, а Китаем - в частности в Восточном Туркестане. И когда я слышу о концентрационных лагерях, я могу говорить об одном прямом примере. Вы знаете, что есть Китай и, так называемая, «Донецкая Народная Республика». И на самом деле у них одинаковый подход, одинаковые авторы. Между этими авторами нет принципиальной разницы, так как эти «народные республики» были созданы с использованием коммунистического тоталитаризма, который исключает любую демократию в любом контексте. И мы очень много слышим о политике, о международной политике.

Я могу согласиться, что, если мы говорим, например, об ООН, конечно позиция коммунистического Китая в ООН и других организациях, непосредственно связана с российской позицией, в том, что касается Крыма, прав человека и других вопросов. И я знаю, что многие страны, которые не являются друзьями Украины, и являются странами, которые не поддерживают демократию и права человека, но у них, в принципе, нет именно такого анти-украинского положения и позиции как совместно в коммунистического Китая и России.

И я говорю своим студентам, что есть две большие ошибки, допущенные ООН: первая в 70-х годах, когда коммунистическое правительство Китая противоправно получил место в Совете Безопасности ООН. И вторая ошибка была допущена в 1991 году, когда Россия получила место в Совете Безопасности ООН на незаконных основаниях, то есть у нас есть два незаконных постоянные члены Совета Безопасности ООН. Что мы можем ожидать от таких незаконных структур? Думаю, что ничего хорошего.

Если возвращаться к инвестиционной политике, я могу сказать о том, что действительно, инвестиционная политика Китая очень проста. Я вижу ее аналог каждый день у одесских рынков. Потому что там можно увидеть небольшие магазинчики, в которых все желающие получают «просто так» какие-то «легкие деньги». В них заемщиков не просят выполнять любые требования, они просто дают деньги, на которые люди приобретут водку или наркотики, но потом к ним придут коллекторы и они останутся без жилья на улице. И таким образом, в общем, можно проиллюстрировать инвестиционную политику коммунистического Китая.

Китай ничего не требует от стран, которые становятся должниками Китая, но они используют их территории, чтобы распространять собственный тоталитарный режим. И мы уже видим первые результаты этого инструмента в Украине. Когда мы слышим о китайских деньгах от высокопоставленных лиц в Украине, то речь идет не только о деньгах, но и об идеологии. Мы слышим, что, оказывается, Китайская Коммунистическая Партия «не такая и плохая». И я надеюсь, что однажды такие заявления должностных лиц будут должным образом оценены потому что они должны быть квалифицированы согласно Уголовному кодексу Украины. Потому что у нас есть специальная статья в кодексе, которая была включена после Революции Достоинства, какой была криминализирована тоталитарные символика и идеология, как коммунистическая, так и нацистская.

В свое время, я уверен, что люди, которые заявляют, что Китайская Коммунистическая Партия «не такая и плохая», понесут в Украине соответствующее наказание.

Что нас ждет в будущем? Мы уже не раз об этом слышали ранее, что у коммунистического Китая является экономический интерес в оккупированном Крыму. Небольшой пример: коммунистический Китай занимает первое место среди «экспортеров» крымских товаров, из третьих стран, кроме РФ и Украины, которые не являются постсоветскими. Конечно, если мы говорим о Беларуси или Казахстан, то они продолжают «экспортировать» из Крыма, но в них относительно небольшой рынок и они находятся в таможенном союзе с Россией и для них, в принципе, сложно отделять крымские товары от российских. Особенно, когда мы говорим о товарах, которые не являются полностью произведенными там.

В коммунистическом Китае ситуация иная. И они в принципе могут дифференцировать крымскую и российскую продукцию. И я никогда не поверю, что крымские товары являются важными для Китая, потому что Крым производит в основном сельскохозяйственную продукцию и очень много других дешевых источников такой продукции в мире, ближе к Китаю. На самом деле мы говорим здесь не только об экономической, но и о политической позиции Китая. Потому что нет какого-то экономического обоснования почему эти товары «экспортируются» из Крыма в Китай.

Также у нас есть сотни или тысячи студентов, обучающихся в, так называемых, «университетах» Крыма в Симферополе и Севастополе. Я могу задать один риторический вопрос: до 2014 эти заведения возможно были не хуже в Украине, но они есть ли они «лучшими в мире»? Я в этом не уверен. Но в коммунистическом Китае постоянно направляют студентов в так называемые «университеты» Крыма, потому что коммунистическая власть контролирует такое «получение образования» в Крыму, они контролируют бизнесменов, которые участвуют в «инвестиционных проектах» в Крыму и таким образом, осуществляют незаконные действия и непосредственно поддерживают российскую агрессию и попытку аннексировать украинскую территорию. И при этом мы не видим никакой оценки этих незаконных действий со стороны нашего правительства. От наших дипломатов, особенно от министра иностранных дел, мы наоборот слышим «много хорошего» о, так называемом, «восточном векторе».

Но я не считаю, что это обусловлено восточным вектором развития, мне кажется это просто слабость других направлений нашей внешней политики, которая делает нас уязвимыми. Это своеобразная отсутствие иммунитета у государства, отсутствие обеспечения необходимого уровня национальной безопасности, юстиции и защиты прав человека, из-за чего сейчас в Украине проникает вирус. И я не говорю о коронавирусе, я говорю о вирусе идеологии коммунистического Китая. И это в определенном измерении более опасно для Украины, даже по сравнению с российской идеологией. Потому что мы даже не оцениваем насколько это может грозить Украине и насколько это важный негативный фактор для нашего сообщества. Это мое мнение и я надеюсь, что мы, как защитники прав человека, будем продолжать это обсуждение ситуации в Китае в будущем, совместно с представителями цивилизованного мира.